# БИБЛИОТЕКА Курсы Системная инженерия Сознание, интеллект Политэкономия Сумма технологии Экстраполяция в будущее ПРОЦЕССЫ Ресурсы Цикл разработки ПО Waterfall RUP Agile Kanban Управление Теория ограничений АНАЛИЗ Ресурсы ПО для Аналитика Кто аналитики? Бизнес-процесс Требования Уровни и типы Источники Стейкхолдеры Нотации АРХИТЕКТУРА Ресурсы ПО для Архитектора Кто архитекторы? Архитектурные слои язык Archimate GAP-анализ SOA Микросервисы ESB Solution Design DDD РАЗРАБОТКА Ресурсы Continuous Integration git Frontend HTTP/REST Apache Регулярка JS Perl Linux ТЕСТИРОВАНИЕ Ресурсы QA и QC Цикл тестирования 1 Тест-анализ 2 Тест план 3 Тест-дизайн и покрытие Уровни тестирования Виды тестирования Баг-репорт Шаблоны XPATH Безопасность Нагрузочное Android Автоматизация Selenium Генератор ИНН ДАННЫЕ Об информации SQL MongoDB
Эта страница:
Ссылки и документы Общие записки по ходу чтения
Ещё в этом разделе:
БИБЛИОТЕКА Системная инженерия Сознание, разум Политэкономия Сумма технологии Экстраполяция
Другие разделы:
# АНАЛИТИКА АРХИТЕКТУРА ДАННЫЕ РАЗРАБОТКА БИБЛИОТЕКА ПРОЦЕССЫ ТЕСТИРОВАНИЕ
Сумма технологии
Здесь изложены цитаты, тезисы и основные заинтересовавшие меня моменты из книги "Сумма технологии" Станислава Лема, а также мои рассуждения и вопросы, возникшие по ходу проработки этого труда.
Ссылки и документы
Общие записки по ходу чтения

Растения - гигантский зелёный трансформатор: Солнечная энергия --> биохимическая энергия

Ранее: Практика перед теорией.
Теперь: Теория перед практикой.
Проблема - невежество, ибо в новой парадигме цена проявления невежества возрастает.

Социология - подраздел космической социологии?
Инженерия - подраздел звёздной инженерии?

Эволюция:

  • биологическая
    Животные и человек = самопрограммирующиеся автоматы
  • технологическая
    ...Машины: переход из области Физический труд --> Умственный труд

Технологии облегчения жизни становится орудием её обеднения, поскольку средства массовой информации из послушных умножителей духовных благ превращаются в производителей культурной дешёвки

Но разве цивилизация не может, подобно личности, достичь свободы выбора дальнейшего пути?
Какие условия должны быть выполнены, чтобы такая свобода наступила?
Общество должно стать независимым от технологии элементарных потребностей. Должны быть решены фундаментальные проблемы любой цивилизации: продовольствие, одежда, транспорт, а также начало жизненного пути, распределение благ, охрана здоровья и достояния. Эти проблемы, их решение должны стать "незримыми", как воздух, избыток которого был до сих пор единственным избытком в человеческой истории. Несомненно, что это удастся сделать. Но это лишь предварительное условие, потому что именно тогда во весь рост поднимется вопрос: "Что же дальше?".

Гипотезы. Множение сущностей.

При построении гипотез в них не следует вводить больше "сущностей", чем это необходимо. Под "сущностями" разумеются основные понятия, которые вводятся в теорию, но не сводимы к другим, более элементарным

Новое понятие допустимо в теоретической модели действительности лишь в исключительных случаях -- когда под угрозу попали немногие положения, составляющие самый фундамент всей нашей науки

Но, заметим, последовательное применение "бритвы Оккама" в разведке (а разведку достаточно легко интерпретировать как модель научного исследования в поляризованной информационной среде) с неизбежностью породит ошибки и промахи. Так, обнаружив на побережье Сардинии обломки самолета и полуобгоревший труп штабного офицера союзников, немцы, применив принцип "бритвы Оккама", интерпретировали произошедшее как случайную авиакатастрофу и с большим вниманием отнеслись к содержанию находящихся при офицере документов. В действительности союзники разыграли довольно сложную комбинацию "с жертвами и разрушениями" только для того, чтобы подкинуть эти документы противнику.

Для того чтобы отбросить случайные процессы, мы вынуждены рассматривать только явления, для которых характерна повторяемость. К какому выводу должен прийти ученый, заметив повторяющееся явление, необъяснимое в рамках традиционных представлений? Согласно принципу Оккама, ученый придет к выводу о наличии еще неоткрытого закона природы. Этот селективный эффект носит название "презумпции естественности"

Ортоэволюция

Что мы имеем в виду, когда ищем "чудеса"? Обнаружение явлений, в которых наши собственные возможности возведены на высшую ступень. Иначе говоря, прогресс мы понимаем как движение по линии возрастания, а будущее -- как эру Больших и Могучих Дел. Чего ждал от земного или внеземного будущего обитатель пещер из каменного века? -- Огромных, великолепно обточенных кремней! А что мог ожидать на других планетах житель античного мира? -- Наверняка галер с веслами километровой длины! Может быть, здесь и кроется ошибка в наших рассуждениях?

Отсутствие видимых проявлений астроинженерной деятельности побуждает нас отвергнуть все ортоэволюционные гипотезы, согласно которым будущее - это приумноженное настоящее, и, значит, все цивилизации, опередившие земную, должны широко культивировать звездную инженерию в астрономически наблюдаемых масштабах.

Вероятность и матожидание

Вероятность выпадания десяти шестерок, разумеется, равна 0,16(6) в десятой степени и никак не зависит от количества людей, бросающих кости.
А вот математическое ожидание выпадания десяти шестерок действительно есть функция числа бросков.

Разумная жизнь. Случайность или закономерность.

Точность инстинктивного поведения становится никчемной, когда возникает необходимость в решении новых задач, ранее этим видом не решенных и тем самым не закрепленных генетически.

Приближение хищника вызывает действие готовых механизмов оборонительных реакций: бегство, застывание в "мнимой смерти" и т. п.). Когда же происходят изменения, выбивающие организм из его "равновесия" со средой, изменения, которые не были предусмотрены "программой" инстинктов, реакции "регулятора первой ступени" оказываются недейственными и начинается кризис.
Кризис -- это когда организм не имеет готовых реакций на ситуацию и не в состоянии найти решение.

С другой стороны, возникают редкостные шансы для организмов, наделенных "регулятором второго рода", то есть мозгом, который по мере потребности может изменять "программу действий" ("самопрограммирование за счет обучения")
В этом случае преимущество получают процессы развития центральной нервной системы (гомеостатического устройства "второй ступени") как системы, действие которой основано на создании пробных моделей ситуации

Организмы первого типа "все знают заранее". Организмы второго типа должны еще обучаться правильному поведению. Преимущества, которые дает первый тип "конструкции" организмов, оплачиваются их узкой специализацией, цена же преимуществ организмов второго типа -- риск. "Канал", по которому передается наследственная информация, имеет ограниченную пропускную способность, вследствие чего количество заранее запрограммированных действий не может быть слишком большим; это мы имели в виду, когда говорили об "узости" регулировки

Должна ли эволюция изготовить в конце концов мощный "регулятор второй ступени", каковым является огромный мозг человекообразных? Или же, если на планете дело не доходит до "критических изменений", мозги, как ненужные на ней, не создаются?

Мы склонны преувеличивать весомость разума, рассматривая его как "ценность саму по себе".
Не каждая среда дает преимущество разумности.

Votum separatum

Наше неумение поставить Природе правильный вопрос.

В соответствии с принципом неопределенности, физические явления зависят от наблюдателя. Именно потому, что процесс наблюдения вносит в явление невычленяемое искажение.

Биологическая технология VS физическая технология.

"биологическая" технология может сформироваться раньше "физической": существа в таком мире преобразуют себя для того, чтобы иметь возможность жить в окружающей их среде, в противоположность людям, которые преобразуют среду себе на пользу.

Биологический вид не ведает, что творит, отвечу я своим оппонентам. Не он собою руководит: его ведет Эволюция, швыряющая гекатомбы особей на решето естественного Отбора.

Мегабитовая бомба

Звезда -- это только энергетическая машина, а цивилизация -- "машина" и энергетическая и в то же время информационная.

Переход от одних, исчерпывающихся источников энергии к новым -- от силы воды, ветра и мускулов к углю, нефти, а от них в свою очередь к атомной энергии -- требует предварительного получения соответствующей информации. Только тогда, когда количество этой информации перейдет через некоторую "критическую точку", новая технология, созданная на ее основе, открывает нам новые запасы энергии и новые области деятельности.

Цивилизация должна располагать значительными энергетическими резервами, чтобы иметь время для получения информации, которая откроет ей врата новой энергии, и, во-вторых, что цивилизация должна признать необходимость добывания такого рода информации задачей, главенствующей над всеми другими задачами.

Создание технологии угля и нефти было энергетически намного "дешевле", чем создание атомной технологии.

Стратегия науки вероятностна. Мы почти никогда не знаем наверняка, какие исследования окупятся, а какие нет. Открытия случайны, подобно мутациям генотипа. И точно так же, как мутации, они могут привести к радикальным и внезапным изменениям.

Но если "ничего заранее не известно", то нужно "исследовать все, что только возможно". Отсюда всесторонняя экспансия, столь характерная для науки. Вероятность открытий тем больше, чем больше ученых ведут исследования. Исследования -- чего? Всего, что мы вообще ухитримся исследовать. Ситуация, в которой мы не исследуем какой-то X,потому что не знаем, существует ли этот X("иксом" может быть, например, зависимость количества бактерий в организме больного от присутствия в его крови пенициллина), в корне отличается от ситуации, когда мы допускаем, что X,может быть, и удалось бы открыть, если предварительно исследовать ряд явлений: R, S, Т, V, W, Z,но не можем этого сделать, потому что делать это некому.
Первая ситуация -- это цепь солдат, которая продвигается по все более широкому участку, но выдерживает при этом постоянное расстояние между двумя солдатами, потому что к ним присоединяются все новые и новые солдаты.
Вторая ситуация -- это цепь солдат, которая становится все более редкой по мере того, как она растягивается. При этом нужно добавить, что наблюдается дополнительное неблагоприятное явление, а именно число совершаемых открытий не пропорционально числу исследователей (вдвое больше ученых -- вдвое больше открыли). Скорее дело обстоит так: число открытий удваивается за каждые тридцать, а число ученых -- уже за каждые десять лет.

Итак -- превентивные меры. Но какие? Не принадлежит ли к их числу кибернетика -- создательница "искусственных исследователей" или "Великого Мозга" -- Генераторов и Передатчиков Информации?

Великая игра

Что происходит с цивилизацией, которая достигла "информационной вершины", то есть исчерпала пропускную способность науки как "канала связи"?
Мы представим три возможных выхода из такого положения -- три, потому что они соответствуют результатам стратегической игры, в которой в качестве противников выступают Цивилизация и Природа.

Первая фаза "розыгрыша" нам уже известна: Цивилизация делает "ходы", которыми создает экспансивно растущую науку и технологию. Во второй фазе наступает информационный кризис. Цивилизация может или перебороть его, то есть выиграть и на этой фазе, или потерпеть поражение, или, наконец, добиться "ничейного" результата, который лучше назвать своеобразным компромиссом.

Выигрыш означает создание каналов сколь угодно большой пропускной способности.
Использование кибернетики для создания "армии искусственных ученых", как бы многообещающе это ни выглядело, является, по существу, продолжением стратегии предыдущей фазы, структура науки не подвергается принципиальному изменению, лишь фронт исследований усиливается "интеллектронными подкреплениями". Вопреки первому впечатлению, это -- решение в традиционном духе. Ибо число "синтетических исследователей" невозможно увеличивать до бесконечности. Этим способом можно оттянуть кризис, но не преодолеть его. Настоящий выигрыш требует радикальной перестройки науки как системы, собирающей и передающей информацию. Эту перестройку можно представить себе либо в том виде, какой сейчас рисуется многим кибернетикам: строительство все более мощных "усилителей интеллекта" (которые были бы не только "союзниками" ученых, но быстро оставили бы их позади благодаря своему "интеллектронному" превосходству над человеческим мозгом), либо в таком виде, который радикально отличается от всех рассматриваемых ныне подходов.
Это был бы полный отказ от традиционного, созданного наукой подхода к явлениям.
Концепцию, лежащую в основе такой "информационной революции", можно выразить кратко: речь идет о том, чтобы "экстрагировать" информацию из Природы без посредничества мозга, человеческого или электронного, чтобы создать нечто вроде "выращивания" или "эволюции" информации. Сегодня эта концепция звучит совершенно фантастично, особенно в такой еретической -- по отношению к господствующим взглядам -- формулировке

Второй возможный результат игры -- ничья. Каждая цивилизация создает для себя искусственное окружение, преобразуя поверхность своей планеты, ее недра и космические окрестности. Этот процесс не отрезает ее абсолютно от Природы, а только отдаляет. Однако, продолжая этот процесс определенным способом, можно создать своеобразную оболочку, отделяющую цивилизацию от всего Космоса.
такая цивилизация может сконструировать совсем новый тип обратных связей, уже внутри себя. Созданная таким путем "оболочка" означает построение "мира внутри мира": автономной цивилизационной действительности, не связанное непосредственно с материальной действительностью Природы. Возникшая таким образом "кибернетически социотехническая" скорлупка скрывает внутри себя цивилизацию, продолжающую существовать и развиваться, но таким путем, который уже недоступен внешнему наблюдателю (особенно астрономическому). Это звучит немного загадочно, но такую ситуацию, по крайней мере в принципе, уже сегодня можно схематично представить, и притом в различных вариантах.

И наконец -- проигрыш. Сверхспециализация науки.
Развитие науки подобно росту дерева, ствол которого делится на ветви, а те – на сучья. Когда число ученых перестает экспоненциально возрастать, новые "веточки", новые дисциплины все же продолжают расти в числе, поэтому образуются пустоты, информация поступает неравномерно, а планирование исследований лишь перемешает этот процесс из одного места в другое. Это – ситуация "короткого одеяла".
В результате специализация цивилизаций по прошествии тысячелетий может пойти по трем направлениям: общественному, биологическому и космическому. В чистом виде они наверняка нигде не выступают. Выбор главного направления определяется условиями, господствующими на планете, историей данной цивилизации, плодотворностью или бесплодностью открытий в определенных областях знания и т. д. Во всяком случае, обратимость уже наступивших изменений как следствия принятых решений (о прекращении или продолжении определенных исследований) с течением времени уменьшается, и в конце концов наступает перелом: решения, принятые когда-то, начинают оказывать коренное влияние на всю жизнь цивилизации как единого целого.
Если число степеней свободы цивилизации как целого уменьшается, то уменьшается также и личная свобода ее граждан.
(прим. редактора: резкий прогресс в развитии вычислительной техники в последней четверти XX века привел, по-видимому, к застою исследований в области энергетики и двигательных систем. В свою очередь, это привело к остановке космической экспансии если не навсегда, то, во всяком случае, на всю индустриальную фазу существования человечества. Но торможения цивилизационных специализаций можно рассматривать и как неотъемлемые части единого процесса: дальнейшее развитие энергетики, двигательных систем и космонавтики невозможно без быстрого и качественного скачка в области вычислительной техники).

Мифы науки

Может быть, мы обретем долговечность, практически равную бессмертию, – но для этого нужно будет отказаться от той телесной формы, которую дала нам природа

Усилитель интеллекта. Чёрный ящик.

Средний показатель интеллектуальности (измеренный наиболее употребительными психологическими тестами) составляет около 100–110; у людей с очень сильным интеллектом он достигает 140–150, а верхняя, чрезвычайно редко достигаемая граница лежит вблизи 180–190[93]. Между тем усилитель интеллекта приблизительно с таким же коэффициентом, какой имеет усилитель физической силы рабочего на производстве (обслуживаемая им машина), дал бы показатель интеллектуальности порядка 10 000. Возможность создания такого усилителя не менее реальна, чем возможность создания машины в сто раз более сильной, чем человек.

Нельзя ли смотреть на этот усилитель как на "черный ящик", то есть как на устройство, о внутреннем строении и последовательных состояниях которого у нас нет ни малейшего понятия, как на устройство, в котором нас интересуют только конечные результаты его действия? Подобно всякому уважающему себя кибернетическому устройству, усилитель интеллекта обладает "входами" и "выходами"; между ними простирается область нашего неведения.

(Далее идёт по-сути предсказание нейронных сетей и машинного обучения, как чёрных ящиков)

О морали гомеостатов.

Мораль = система критериев, дающих оценку действиям, причем оценку – с объективной точки зрения – произвольную.
Мораль в той же мере произвольна, как и математика, поскольку обе выводятся с помощью логических рассуждений из принятых аксиом.

(отсылки к Стаффорду Биру. На пути к кибернетическому предприятию, в сб.Принципы самоорганизации. - М.:Мир, 1966)

В природе единственным, по существу, критерием "ценности" организма является его способность к выживанию любой ценой.
Иначе говоря, при случае также и ценой пожирания других организмов. Натуралист, понимая, что в Природе не существует "системы моральных оценок", не считает поведение голодных хищников аморальным.
Таким образом, возникает вопрос: "может ли", то есть "имеет ли право" "организм-предприятие" в случае нужды "пожирать" своих конкурентов? Имеется много таких вопросов, правда, возможно, не столь острых. К чему должно стремиться такое гомеостатическое предприятие – к максимальной производительности или к максимальной прибыли? А что, если с ходом времени неизбежные технологические сдвиги сделают производство стали ненужным? Должна ли "тенденция к выживанию", вмонтированная в "мозг" такой производственной системы, привести к ее полной перестройке, так чтобы, например, она сама преобразовала себя в производителя пластмасс? Чем должна руководствоваться такая система при подобной плотной реорганизации – степенью максимальной общественной полезности? Или опять-таки величиной прибыли?

(отсылки к Н.Винеру. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине, 1968)

Кибернетика и социология

Теория "черного ящика" как регулятора общественных процессов потерпела фиаско.

Количество степеней свободы, каким обладает общество в процессе развития, больше числа степеней свободы процесса биоэволюции.
Общество может совершить внезапное изменение формации, может внезапно, скачком улучшить отдельные сферы своей деятельности, введя в них "кибернетических администраторов" с ограниченными, но широкими полномочиями. Все эти революционные изменения для биоэволюции невозможны. Таким образом, общество не только имеет большую свободу внутренних действий, чем живой отдельно взятый организм (с которым его неоднократно сравнивали прежде), но даже большую, чем все организмы в процессе эволюции, взятые вместе.

Самые "необъяснимые" с точки зрения наблюдателя иного культурного круга виды общественных связей и законов, заповедей и "табу" всегда были направлены в принципе к одной и той же цели: уменьшить хаотическую произвольность индивидуальных действий, уменьшить, свести на нет все это разнообразие – потенциальный источник нарушений равновесия.

Вера и информация

Всякая деятельность исходит из знаний, содержащих пробелы. При такой неуверенности можно либо воздержаться от действий, либо действовать с риском. Первое означало бы прекращение жизненных процессов. "Вера" же является ожиданием, что произойдет то, на что мы надеемся, что дело обстоит так, как мы думаем, что мысленная модель адекватна внешней ситуации. "Веру" могут проявлять лишь сложные гомеостаты, поскольку они являются системами, активно реагирующими на изменения среды, на что не способен ни один "мертвый" предмет. Такие предметы ничего не "ожидают" и не предвосхищают; в гомеостатических системах Природы такое предвосхищение задолго предшествует мысли. Биологическая эволюция была бы невозможна, если бы не эта щепотка "веры" в успех нацеленных на будущее реакций, встроенная в каждую молекулу живого вещества.

Невральные механизмы познавательных актов отличаются от механизмов "эмоциональной заинтересованности". Первые служат лишь передаточным пунктом для веры, которая, активировав без промедления вторые, открывает информационный канал, позволяющий кожным сосудам сжиматься без участия сознания. Подробности действия механизмов такого рода нам не известны.

Верования электронного мозга

Отношение более разумных машин к их менее сложным собратьям будет в точности соответствовать отношению человека к остальному животному и растительному миру.

За пределы нашего уважения к чужим правам, этой нашей мифотворческой лояльности, выбрасывается вся миллиардолетняя история видов, а наша лояльность охватывает только ее микроскопическую частицу, лишь несколько тысячелетий существования на Земле одной из ветвей приматов – и то только потому, что мы принадлежим к этой ветви.

Призрак в машине

Сознание не является технологической проблемой, так как конструктора не интересует, чувствует ли машина: для него важно, действует ли она. Поэтому "технология сознания" может возникнуть, так сказать, только как побочный эффект, если окажется, что определенный класс кибернетических устройств обладает субъективным миром психических переживаний.

Каким путем, однако, можно установить наличие сознания в машине? Этот вопрос имеет не только абстрактно-философское значение: если в некой машине, предназначенной на слом из-за нерентабельности ремонта, будет обнаружено сознание, то наш акт разрушения материального предмета, вроде граммофона, превратится в акт уничтожения личности, сознающей свою гибель.

Затруднения с информацией

Много говорят о количестве информации, но прежде чем измерять, полезно было бы рассмотреть более фундаментальную проблему, в чем состоит своеобразие информации, которая, будучи материальным явлением, не является ни материей, ни энергией.

Не будь во всем Космосе ни единого живого существа, звезды и камни продолжали бы существовать. Существовала ли бы тогда информация? Существовал ли бы тогда "Гамлет"? В определенном смысле – да: как ряд предметов, покрытых пятнышками типографской краски и называемых книгами. Следует ли отсюда, что существует столько "Гамлетов", сколько экземпляров этих книг? Отнюдь нет. Большое количество звезд остается большим количеством звезд, независимо от того, наблюдает ли их кто-нибудь. О большом количестве звезд, даже если они идеально похожи одна на другую, нельзя сказать, что это одна и та же звезда, повторенная много раз. Миллион книг с заголовком "Гамлет" – это миллион физических предметов, представляющих собой, однако, только одного "Гамлета", повторенного миллион раз. В этом состоит разница между символом, то есть частицей информации, и ее материальным носителем. Существование "Гамлета" как ряда физических предметов, являющихся носителями информации, не зависит от существования разумных существ. Напротив, для того чтобы "Гамлет" существовал как информация, должен существовать некто, способный его прочесть и понять. Отсюда довольно шокирующий вывод: "Гамлет" не является частью материального мира. По крайней мере как информация.
(прим.читателя к абзацу: пока нет адресата. Информация существует только тогда, когда имеется её адресат?)

Язык людей – это искусственно созданный носитель информации.
Язык хромосом – это информационный код, созданный биологической эволюцией.
Оба имеют своих адресатов и свою значимость.
(прим.читателя к абзацу: ген = модель существа?)

Символ может быть предметом, но он относится не к самому этому предмету, а к чему-то другому.

(Прим. ред.: По существу, С. Лем обосновывает здесь существование информационного пространства, как мира, сопряженного к пространству онтологическому. В таком формализме удобно пользоваться понятием Представления, под которым понимается метафора одной знаковой системы (области информационного пространства) в другой знаковой системе. "Ген" является Представлением крокодила (или голубоглазости) в пространстве наследственной информации.)

Некоторые допускают существуение отрицательной информации. (прим. читателя: Лжи?)